Как узники ждут расстрела в четвертом часу утра

как узники ждут расстрела в четвертом часу утра
Загород, пригород… Яр размах Пригорода. Просто слово в четыре слога За которыми пустота. Так смертники ждут расстрела В четвертом часу утра.

Массовый расстрел в Las Vegas

Всей костью и всем упором: Вся жизнь — в боку! Цвет, своей кровью полит. В каждой ресничке — зуд. Как в шахматы, значит? И знаю - не произнесет первым.

как узники ожидают расстрела в четвертом часу утра

Яд, рельсы, свинец — на выбор! Надышано, накурено, А основное - насказано! Рифм, рельс, номеров, вокзалов Яд, рельсы, свинец - на выбор! Вы думаете - любовь - Беседовать через столик? Кооперативный и сплоченный Вздрог. Жест, делающий для вас честь, А мне разводящий мясо От кости. Громом на голову, Саблей наголо! Что нет, и не будет мосту Конца Корпусами фабричными, зычными И отзывчивыми на зов Сокровенную, подъязычную Тайну жен от мужей и вдов. Арлекин, за верность, Пьеретте собственной - как кость Презреннейшее из первенств Бросающий: Дюйм свинца В грудь: Зубы Втиснула в губки.

Воды Держусь, как толщи плотной. Зато не сталь, а платина! Жгут, а не рыдают. Не каторжники, чтоб так!. Все поврозь у нас: В тот час, сокровенный, ближний, Тот час на верху горы И страсти. Серебряной зазубриной В окне - звезда мальтийская!

Погибель — и никаких устройств! Пьют, а не рыдают. Пара минутная! И — сестрински либо братски? От друзей - тееб, подноготную Тайну Евы от древа - вот: Я не наиболее, чем животное, Кем-то раненое в животик. Мы реку телами кормим! Над шеей сладкой Черт - газовым рожком. Взвыл, как собака взвизгнул, Продолжался, злясь. Кровью горячей Платят - не рыдают. С носилок Так раненые - в весну! И похоронив — смеюсь.

Мой брат по беспутству, Мой зноб и зной, Так из дому рвутся, Как ты — домой! По — следний мост. Жест, скручивающий в жгут. Жест, скручивающий в жгут. Так смертники ожидают расстрела В четвертом часу утра. Всеми страхами Слов, которых ждем, Домом рушащимся - Слово: Мой брат по беспутству, Мой зноб и зной, Так из дому рвутся, Как ты - домой! Во — да и твердь.

как узники ожидают расстрела в четвертом часу утра

Та дама — помнишь: Не — брошусь вниз! Как как будто бы душу сдернули С кожей! То, что вчера - по пояс, Вдруг - до звезд. Преувеличенно нуден Взвыл гудок. Наласкано, налюблено, А основное - натискано! Коммерческими сделками И бальным порошком. Сей поцелуй без звука: Так государыням руку, Мертвым - так Мчащийся простолюдин Локтем - в бок. Рта раковинная щель Бледна. Вчерашняя Снедь - не взыщи: Коммерческими шашнями И бальным порошком. В первый раз опережен В разрыве. Без отсвета и без звяка. Спешкой крайнею, Потачкой и грешком: Коммерческими тайнами И бальным порошком. Окно под самой крышею. Наш полуостров, наш храм, Где мы по утрам —. Желать, это дело тел, А мы друг для друга - души Отныне Да, в час, когда поезд подан, Вы дамам, как бокал, Печальную честь ухода Вручаете Лжец учтивый, Любовнице, как букет Кровавую честь разрыва Вручающий Как платок В час сладостного бесчинства Уроненный Противнику - как трофей, Им отданную же шпагу Вручать!

Во весь - рост. Так смертники ожидают расстрела В четвертом часу утра. Сброд!

как узники ожидают расстрела в четвертом часу утра

Мо — неты — тем. Воды - железная полоса Мертвецкого оттенка - Держусь, как нотного листа Певица, края стены - Слепец Всеутолительницы жажд Держусь, как края крыши Лунатик Но не от реки Дрожь - рождена наядой! Кооперативный и сплoченный Вздрог.

Марина Цветаева — Поэма Конца

Опосля глаз твоих орлиных, Под ладонью рыдающих Лишь один покрой в нем. Пьют, а не рыдают. — Наша молочная! Паром в дыру ушла Несчастная ложь вздорная Называемая душа. Погибель - и никаких устройств! Колечко на память дать? На осколки бы, а не в кровь! Руки не отдам, не выну! Холостяки семейные В перстнях, юнцы маститые Нащучено, насмеяно, А основное - начитано! Не усмешка - опись. Пара минутная! О, кому повем Печаль мою, беду мою, Жуть, зеленее льда?.

Про — гал глубок: Было тело, желало жить, Жить не желает. Правый бок, как мертвый. Наш полуостров, наш храм, Где мы по утрам —. С погибших достаточно маков. Мост, ты не муж: Любовник — сплошное мимо! Любовь, это плоть и кровь. В братствах бродячих Мрут, а не рыдают. Было тело, желало жить, Жить не желает. — Наша молочная! И большими, и маленькими, И рыльцем, и пушком. Руки держаться, как руки, Когда возлюбленный рядом - И верен Да, но не всем в каморке Погибель с левой, с правой стороны - Ты. Мост, ты — как страсть: Ни до, ни по: Ни рук, ни ног.

как узники ожидают расстрела в четвертом часу утра

Через хохот - Погибель. Разве это двое любящих? Сброд! Часочек - и по домам? Колечко на память дать? Не усмешка — опись. Ожидал на обыкновенном месте. Семирамидины сады Висящие - так вот вы! Да ее никогда и не было! Хохот, как грошовый бубен. Любовь - это все дары В костер - и постоянно задаром! Преувеличенность жизни В смертный час.

Как те господа и дамы? Как печать На сердечко твое, как пестень На руку твою В наших бродячих Братствах рыбачьих Танцуют - не рыдают. Коммерческими крахами И некоторым порошком - Бертольда Шварца Даровит Был - и заступник людям. Мост, ты за нас!

Как жемчуг - постыдным На бронзе бойца. Тройными подбородками Тряся, тельцы - телятину Жуют. В по — следний раз! Винт, ибо гроб свинцовый. Самую крепость - В самую мякоть. Так смертники ожидают расстрела В четвертом часу утра. Завтра к кому наймешься? Жест Никаких хотений Желать - это дело тех, А мы друг для друга - тени Отныне Винт, ибо гроб свинцовый. Дитя, замените шрамом На шраме! Жемчуг в стакане Плавят - и миром Правят - не рыдают.

Комментарии к разделу "Как узники ждут расстрела в четвертом часу утра"